Аня Лялина 

ЦАРСТВО ЖИВОТНОЕ

объекты

Угроза исчезновения побуждает редкие виды животных к восстановлению и сохранению формы, поиску новых безопасных и труднодоступных территорий. Так, в оставленном строителями 10 лет назад здании, куда проникает солнечный свет, дождевая вода и куда ветер приносит семена растений, нашли приют виды, потерявшие его в привычных местах обитания.
Царство животное — работа о возможности абиогенеза и встречи с измененной формой жизни, хрупкой, неустойчивой, но материальной.

УСЛОВНОЕ ОБОЗНАЧЕНИЕ

инсталляция

Обживание места тесно связано с его изменением: привнесением личных вещей, перестановкой, украшательством. Стремление к подчинению внешней среды и формированию пространства часто не соотносится с возможностями самого человека или правовыми нормами, действующими на определённой территории. Здание, не сданное в эксплуатацию, покинутое рабочими на неустановленный срок, существует в серой зоне городской застройки и жилищного кодекса.
Перенимание у городских служб использования сигнальной ленты делает возможным структурирование пространства. Оградительные свойства ленты заключают его в себе, оно становится непроницаемым. Лента образует архитектурные элементы, которые в свою очередь становятся частью среды.

КОРОТКАЯ ВОДА

совместно с Максим Амельченко

инсталляция

Чем дальше от борта, тем больше сил приливает к рукам и ногам. До конца дорожки остается несколько вдохов. Что-то скользит по телу, цепляется, пытается удержать. Сердце замирает. Воздух не кончается. Кончается вода. Колени и локти разбиваются о дно. Я вижу борт.

УСТАНОВОЧНАЯ БЕСЕДА

интервенция

Объект и инструктаж по посещению нескольких локаций, существующих на территории культурного центра ЗИЛ. В частности, информационный стенд «ОСТОРОЖНО! ТЕРРОРИЗМ» в коридоре, вдоль которого находятся танцевальные классы и классы раннего развития на третьем этаже и пространства ведомства спортивно-стрелкового клуба на цокольном этаже (коридор, комната охраны и технический коридор).
Столкновение этих локаций — возможность извлечь иное представление о категории безопасности и составе угрозы, её потенциальном или реальном статусе.

F=MG

перфоманс, видео

Постоянные усилия, во много раз превосходящие результат, спровоцировали меня на создание работы F=mg. Целью перформативного действия было собрать пирамиду из кубиков. Набор кубиков 5 цветов размером 10 на 10 сантиметров предназначен для развивающей игры детям от 6 месяцев. В пространстве галереи для этой незамысловатой задачи я использую вилочный погрузчик весом 4 тонны. В ходе этого действия я получила острое отравление выхлопными газами (отравления легкой степени получили ещё 2 человека), пробила стену и собрала только 7 кубиков, 3 из 10 были раздавлены.
F=mg — это формула для нахождения силы, где F — сила тяжести, m — масса тела, g — ускорение свободного падения.

ЗЕЛЁНАЯ ПОЛОСА

public art

Дорожная разметка информирует горожан о порядке движения, привлекает внимание, предупреждает об опасности. Стёртые участки — слабые места города. Пробел — это уязвимость. В городе, где жила и работала Ольга Розанова, мало людей, которым знакомо её творчество, мало мест её деятельности, обозначенных на туристических маршрутах. Самая знаменитая картина Розановой — Зелёная полоса — одно из наиболее значимых произведений русского авангарда. Моя Зелёная полоса — попытка подлечить этот город.
На пути от дома Розановой (г.Владимир, ул.Музейная, д.10) до места проведения Фестиваля актуальных искусств Арт-Субъект (г.Владимир, ул.Сакко и Ванцетти, д.50) я прокрасила зелёным все места дорожного полотна, где стерлась разметка, ориентированная на пешеходов.

ПОХОРОНЕНО

инсталляция

На дне каждого цветка с геранью находится капсула с очень личной информацией об авторе. Каждому горшку присвоен номер, который соответствует дате секрета, который хранят хрупкие корни домашнего растения. Угроза раскрытия тайны — одновременно пугает и привлекает. Эта биполярная ситуация — нерв художественного проекта. Неизвестность сценария, по которому будут развиваться события, тесно связано с повседневностью и делает работу Похоронено слишком живой.

БЕЗ НАЗВАНИЯ

инсталляция

Гипсовые слепки сняты с предметов мебели, составляющей обстановку одного дома. Их расположение в пространстве полностью соответствует реальным координатам деталей интерьера в жилой обстановке.

Размер инсталляции варьируется.

ОЛИМПИАДА, МАМИНА ПОМАДА, ПАПИНЫ ТРУСЫ, РАЗ, ДВА, ТРИ!

объекты

Олимпиада
Для игры понадобится резиночка длиной около пяти метров. Играть можно в количестве более трёх человек. Лучше всего играть на улице. Игра подойдёт для детей от шести лет.
Правила игры:
    1. Первый игрок берёт резинку двумя руками, не зажимая. Второй игрок берёт резинку одной рукой с другого конца, а второй берёт резинку между рук первого игрока и отходит на несколько шагов. Так два игрока встают друг напротив друга на расстоянии полутора-двух метров

с натянутой резинкой, перекрещенной «восьмёркой» или «бантиком».
    2. Игроки произносят: «Олимпиада, мамина помада, папины трусы, раз, два, три!»*.
    3. На словах «раз, два, три!» игроки, не выпуская резиночку из рук, запутывают её и замирают в получившейся позе. Можно поставить на резинку ноги, можно поднять одну руку и опустить другую — главное, чтобы получилась «паутинка» посложнее.
    4. Задача остальных игроков — пролезть (перепрыгнуть, проползти) через образовавшуюся «паутинку», не коснувшись при этом резиночки.
    5. Тот, кто дотронется до резиночки, считается проигравшим и занимает место одного из держащих резиночку. Можно играть командами по два человека. В этом случае одна пара держит резиночку, два игрока другой команды пытаются через неё пролезть, если кто-то из команды совершил касание, команда считается проигравшей и меняется местами с командой, держащей резиночку.
* Варианты считалок:
Микки Маус любит колбасу – стоп!
Микки, Микки Маус, Санта Клаус, Дональд Дак, сделай так!
Олимпиада, съешь три яда и подавись!

Объекты выполнены из арматуры и полностью повторяют возможные варианты фигур игры.

ВИСОКОСНЫЙ ГОД

объект

Созидание как метод выживания и проживания дня за днём.

366 дней, ни в один из которых мне не удалось изменить хода вещей.

На столе, накрытом белой скатертью, сложены 366 пельменей.

366 раз нужно признать свою слабость, чтобы созидать.

На круглом столе, накрытом белой скатертью, стоит пирамида из гипсовых пельменей. На открытии посетителям предлагались пельмени, внутри которых вместо фарша было тесто. Работа находится в Швейцарии в частной коллекции.

ДИАЛОГИ

инсталляция

Time-based объект о невозможности ясной коммуникации. Разговор о нетождестве произносимого и понимаемого, ровно как и означающего и означаемого, о потери информации, о непреодолимой разнице позиций адресата и адресанта. Ядро инсталляции — забор из досок, который на одной своей стороне содержит авторские записи, стилистически схожие с фрагментами Диалогов Платона, на другой — только маркеры и потенцию к диалогу. 
Оговорение актуальности утверждает её существование. Быть понятым значит существующим.

BORN TO BURN UP. РОЖДЁН ЗАЖИГАТЬ

инсталляция

Сожжение спичек по одной, при которой одним движением совершается поджёг и откидывание на расстояние - одна из практик бессмысленного времяпрепровождения. В данной работе меня интересует вид прокрастинации, вызванный конфликтом амбиций и страха неудачи, желания действия и апатии.
Надпись на каждой спичке выявляет намерение полезной деятельности, но горение ни одной из них не сопровождается процессом поджига.
Сожжение спичек как вид бесцельного досуга прекратило своё существование вместе со спичками, которые вышли из обихода. Так, в Рождён зажигать сходятся в одной точке субъект, объект и медиум, означаемое и означающее.

ТЕЛО

time-based объект, текст

Тело — работа о невозвратности прикосновения как физического, так и ментального. Это time-based объект, представляющий собой женское тело. Его очертания сглажены и унифицированы, но содержат характерные черты лица и фигуры, в которых легко узнать автора. Таким образом, автор аннулирует оппозицию «общее — частное» и идёт дальше к оппозиции «общественное — личное». Каждый посетитель выставки может прикоснуться к телу, снимая с его поверхности напыление пигмента, изменяя структуру и внешний вид.

Частью работы также является текст о форме, её выборе и значимости.

РАДИО ТИШИНЫ

звуковая инсталляция

«Радио тишины» представляет собой пополняющуюся фонотеку двухканальных аудиотреков, которые воспроизводят звуковой фон.
60-минутные записи, на которых зафиксирован отклик пустых пространств на возникающее в них присутствие.
Genius loci государственного архива, радиостудии, швейной мастерской, кладбища, оранжереи, танцевального зала, библиотеки, музея, дома, кинотеатра, городской площади, монастыря.

ВСЯ ЖИЗНЬ ПЕРЕД ГЛАЗАМИ

инсталляция

Если я споткнусь и упаду с этой лестницы, моё падение будет длиться 1-2 секунды. У меня долихокранная конфигурация черепа, это значит, что

в шейном отделе позвоночника повреждений не будет, повредятся кости свода черепа. При переломе в месте слияния синусов я успею увидеть всю жизнь перед глазами, зафиксированную камерой моего iphone. Падение устройства с той же высоты на твёрдую поверхность приведёт

к повреждению корпуса. У моего iphone — 7 слоёв в материнской плате. При повреждении внутренних слоёв, дальнейшая его работа будет невозможна.

СЕДОВА

инсталляция

Седова — проект-утопия. Я родилась на этой улице и провела там годы своего детства. Эта географическая территория, обладающая точными координатами, перешла в разряд места фантазийного, существование которого во времени и пространстве остановилось, было консервировано. Тогда мне казалось, что все мечты воплотимы и все жители этой улицы любят меня и клубничное мороженное. Сохранив это представление

о пространстве, где всё пребывает в согласии, я собираю все здания, выстроенные на всех улицах Седова разных городов, в утопический город детства, в границах которого люди понимают друг друга без слов и едят одно и то же мороженное.
План, макет, интерактивная карта города вмещают копии всех улиц Седова в нашей стране и за её пределами, зафиксированных картами Google

и Yandex maps. Маленькие бумажные дома стремятся к чертежу-плану города, чтобы занять своё место на этом проекте, но фантазийный город остаётся не-местом.

Я ТАНЦУЮ, И СМОТРЮ В СЕБЯ, И ВИЖУ, КАК Я ТАНЦУЮ, И СМОТРЮ В СЕБЯ, И ВИЖУ...

двухканальное видео

Два экрана расположены напортив друг друга: на одном — общий план танцора, на втором — крупный план его лица. Так, зритель становится в позицию выбора наблюдения самого действия или отражённого, целого или части. Так, художник, исходя из тезиса, что танец есть познание себя, выворачивает наизнанку взгляд танцора внутрь, интерпретирует ситуацию как "я танцую, и смотрю в себя, и вижу, как я танцую, и смотрю в себя, и вижу, как я танцую, и смотрю в себя, и вижу, как я танцую, и смотрю в себя, и вижу, как я танцую, и смотрю в себя, и вижу, как я танцую, и смотрю в себя, и вижу, как я танцую, и смотрю в себя, и вижу...

ИДЕНТИЧНОСТЬ ВИДИМОГО. Аня Лялина. Маша Молокова

инсталляция

Мы поселили фотографии наших квартир в маленькие коммунальные стереокоробки. Они живут в них своей жизнью, не слипаясь при взгляде

в единое изображение, но создавая новый образ бытового и типичного.
Случайные детали окружающего в этом проекте становятся первичными элементами общественного. Мы были объединены этим проектом в механизм, выбор объекта съёмки которого детерминирован средой повседневного пребывания каждого, а отбор фотографий обусловлен сходством объектов и их съёмки для получения «бинарного» взгляда на коллективное бытовое пространство дома. Фрагментарность и смещение фокусного расстояния, использованные нами, заставляют восприятие зрителя узнавать и «достраивать», конструировать изображаемое. Таким образом зритель оказывается вовлечённым, он дополняет предложенную реальность и этим расширяет коллективное бытовое пространство.

ТЫ ЧУВСТВУЕШЬ, КАК ТЕПЛО ПОКИДАЕТ МОЁ ЛИЦО?

видео, time-based объект

Ритуалы призваны разделять пребывание в сфере профанной и сакральной. Переход из одного состояние в другое невозможно без культовых

и магических фразовых конструкций или предметов. Одним из наиболее действенных инструментов такого перехода была маска. Сокрытие лица под ней означает символическую смерть. Проходя ритуал, представитель традиционного сообщества временно «умирает» для внешнего мира

и «воскресает» уже в новом качестве, нередко — с новым именем и сущностью.
Феномен маски многогранен, но её первооснова — символ пребывания в области смерти, к которой Ролан Барт относит фотографию. Следуя

из невозможности референта, spectrum’а, запечатлённого и неизменного, выйти за собственные пределы, снимок, как и посмертная маска, конституирует смерть объекта изображения. Я сама прохожу переходный ритуал символической смерти и воскрешения. А гипс позволяет мне обратиться к термоцепции и представить осязаемый time-based объект.

«Ты чувствуешь, как тепло покидает моё лицо?» представляет собой полный цикл создания маски, от изготовления слепка на видеодокументации до остывания гипса здесь и сейчас. Это обстоятельство позволяет мне втянуть зрителя в сам процесс в качестве очевидца, наблюдателя.
Вы чувствуете, как тепло покидает моё лицо?

@ Аня Лялина, 2018

  • Простая иконка Facebook
  • Простая иконка Instagram

Email: a.o.lyalina@gmail.com           Тел.: +7 (964) 527 69 30